Социальные связи между аутизмом и шизофренией

«Если мы говорим что у человека аутизм или шизофрения, по сути мы ничего о нем не сообщаем» James McPartland

«Вы, как я понимаю, только въехали?» — молодой человек смотрит прямо в глаза женщине напротив, слегка раскачиваясь в офисном кресле. Его большой палец в это время щелкает вверх-вниз крышкой от бутылки.

«Да» — отвечает  она.

«Я ваш сосед, живу напротив» —  говорит он, продолжая раскачиваться и щелкать крышкой.

Она широко улыбается и машет рукой «О, привет! Рада познакомиться»

В этот момент юноша отводит взгляд в сторону. Он глубоко вздыхает и медленно выдыхает, изо всех сил стараясь придумать, что еще сказать. Пауза была  краткой но значимой. В его голосе почти слышится облегчение, когда из уст выходит вопрос: «Так …откуда ты?»

Они начинают обсуждать траффик движения на дорогах и местные кинотеатры. Через 2-3 минуты диалог внезапно прерывается.

Если этот диалог показался вам неестественным, это не без причины: женщина, аспирантка Техасского университета в Далласе Kerrianne Morrison, и мужчина, юноша с аутизмом, разыгрывают ситуацию в рамках эксперимента. Интеллект юноши выше чем у его сверстников, но в его поведении многое выдает диагноз — его повторяющиеся действия с крышкой от бутылки только один из примеров.

Психологи Noah Sasson и Amy Pikham, проводящие эксперимент, тратили часы просматривая пленки с записью подобных сцен, изучая как происходит повседневное взаимодействие у людей с аутизмом и шизофренией. Они уделяли особое внимание таким моментам как зрительный контакт и проявление эмоций, а также смотрели на то как много участник говорил и как часто задавал вопросы.

У нее и  Pinkham есть версия что при аутизме и шизофрении  модель социального поведения будет очень различаться. «С точки зрения ученого, когда я взаимодействую с человеком с аутизмом или с шизофренией, это ощущается очень по-разному,» — говорит Pinkham. «Это два качественно разных ощущения».

Будущая супружеская пара ученых встретилась на кафедре статистики в аспирантуре Университета Северной Каролины в Чапел Хилл в 200. Sasson изучал психологию развития, специализируясь на аутизме, а Pikham интересовалась шизофренией и клинической психологией. Когда они познакомились, то очень удивились, что в своих исследованиях задавались одними и теми же вопросами, использовали одинаковую терминологию и инструменты.

Ожидалось, что с развитием их работ удастся найти больше общих черт между аутизмом и шизофренией, но все вышло иначе.

страх, злость, грусть, удивление и радость. Устройство для отслеживания взгляда показало, что по сравнению с контрольной группой, участники экспериментальных групп реже смотрели на лица людей, чтобы угадать их эмоции. В другом исследовании, которое Pinkham и  Sasson опубликовали в прошлом году, было обнаружено что люди с шизофренией, в ситуации когда им трудно расшифровать выражение лица другого человека, чаще чем аутисты и люди с нормотипичным развитием склонны делать неверные выводы.

В 2012 Pinkham и  Sasson изучали паранойю, проблему, с которой сталкиваются люди и с тем, и с другим нарушением. И снова они увидели что в каждой группе за это отвечают разные механизмы. У людей с параноидальной шизофренией автоматически возникает всепроникающее ощущение угрозы, вызванное бредовыми идеями и иллюзиями.

Социальные связи между аутизмом и шизофренией

На контрасте с этим, люди с аутизмом не решаются на взаимодействие и не доверяют другим из-за бесконтрольного чувства тревоги, которое, как предполагают ученые, базируется на негативном опыте в прошлом. Некоторые исследования предполагают, что поскольку людям с аутизмом труднее дается расшифровка социальных сигналов, они становятся жертвами виктимизации и подвергаются травле чаще чем их нормотипичные сверстники.

Два года спустя, команда ученых получила финансирование для проведения масштабного исследования, посвященного изучению полного набора социальных навыков у 54 людей с шизофренией и 54 с аутизмом и высоким интеллектом, а также у 56 типично развивающихся взрослых. Их первое исследование, представленное в форме ролевой игры, описанное выше, было опубликовано в январе в журнале  Autism Research.

Когда коллабораторы, не знакомые с диагнозами участников, смотрели видео, то постоянно отмечали что люди с аутизмом хуже социально адаптированы, нежели люди с шизофренией. Ученые также отметили, что участники экспериментальных групп с большим трудом поддерживали ход беседы, но их неуверенность проявлялась по-разному.

Людям с шизофренией было трудно поддерживать зрительный контакт и демонстрировать соответствующую ответную эмоциональную реакцию, их лица были безучастны а в речи не менялась интонация.

Участники с аутизмом, напротив, казались более оживленными, но демонстрировали явное отсутствие   социальной «взаимности»: они почти не задавали партнеру вопросов  и были склонны превратить беседу в их собственный монолог на излюбленную тему. Pinkham и  Sasson также увидели что у людей с шизофренией более высокие показатели IQ говорят о лучше развитых социальных навыках, а у людей с аутизмом — нет.

Совокупность результатов позволяет предположить что люди с аутизмом и шизофренией в попытке социализироваться сталкиваются с  фундаментально разными проблемами. Люди с аутизмом менее заинтересованы в том, чтобы узнать окружающих и включиться во взаимоотношения с ними. Люди с шизофренией, наоборот, готовы к взаимодействию, но не владеют невербальной коммуникацией на достаточном уровне, чтобы завязать тесные взаимоотношения.

Переплетение диагнозов

В течении длительного времени психологи ошибочно описывали общие черты аутизма и шизофрении в одних и тех же терминах. Pinkham и  Sasson надеятся что их совместная работа поможет сформировать новый терминологический словарь, который поможет развести описания двух разных состояний.

Корни их связи проросли глубоко. В начале 20 века аутизм был — по самому своему определению — крепко привязан к шизофрении. Шведский психиатр Пол Эйген Блейер придумал термин «аутизм» чтобы описать ключевые проявления шизофрении. Он использовал его чтобы описать как люди с шизофренией отгораживаются от внешнего мира.

Так продолжалось до 1943 года когда американский детский психиатр Лео Каннер приспособил то же слово для описания комплекса симптомов, которые мы сейчас называем аутизмом. Каннер использовал термин Блейера для описания 11 детей которым была свойственна социальная отчужденность, они были больше заинтересованы в предметах, чем в людях, проявляли стереотипное, повторяющееся поведение и испытывали трудности с коммуникацией.

Каннер пришел к выводу что аутизм это не просто одна из черт, свойственных шизофрении, но старался найти и  другие различия.  В 1970 генетические и эпидемиологические исследования все таки смогли сфокусировать внимание на несколько больших различиях между диагнозами. Например некоторые исследования показали что семьи обычно находятся в зоне риска развития аутизма или шизофрении, но не обеих расстройств.

История двух диагнозов начала развиваться по-разному и  возраст — в районе 4 лет для аутизма и между 16 и 30 для шизофрении — стал одним из важных различий. До 1980 года  в  «Руководстве по диагностике и статистическому учету ментальных заболеваний» (DSM) аутизм и шизофрения описываются как разные заболевания.

Вопрос считался решенным до 1990-х , когда были приняты во внимание результаты более комплексных анализов. За последние два десятилетия было проведено огромное количество исследований, в результате которых было получено огромное количество сложных, иногда противоречивых данных. Некоторые из них говорят о наличии нарушений развития, таких как нарушения  прунинга нейронных сетей которые наблюдаются как при шизофрении, так и при аутизме.

В то же самое время некоторые генетические исследования противоречат утверждению что существуют фундаментальные связи между аутизмом и шизофренией. Когда молекулярные биологи просматривали общие аллели — изменения в участке ДНК — связанные с этими состояниями в надежде найти общие факторы риска, поиск быстро завершился неудачей.

В других исследованиях, включавших в себя редкие, большие мутации, состояния оказались противоположными: дополнительные копии ДНК в одном и том же участке хромосомы 22, например, повышают риск развития аутизма но защищают от психоза. Исследование, опубликованное в мае, показало что такая дупликация (или ее отсутствие) генетического материала приводит к радикально отличающейся структуре мозга, в том числе к большему или меньшему размеру мозолистого тела, сплетения нервных волокон, связывающего полушария мозга.

Как же свести воедино эти результаты? Исследователи указывают на то что аутизм и шизофрения сами по себе очень разные — у двух людей с одним и тем же диагнозом едва ли найдется много общих черт. По этой причине диагноз  «аутизм» или «шизофрения» может иметь множество подтипов, которые будут соответствовать разным состояниям. Вероятно какие-то из этих маленьких групп будут пересекаться, тогда как другие нет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
ntchina.ru
Adblock
detector